Гвоздик рассказал о спаррингах с Бенавидесом

Бывший обладатель титула WBC в полутяжёлом дивизионе (до 90,7 кг) украинец Александр Гвоздик (20-1, 16 КО) пообщался с ведущим YouTube-канала » Студия бокса Виктора Ялымова«.

Александр поведал о спаррингах со своим будущим оппонентом, бывшим чемпионом второго среднего веса (до 76,2 кг) американцем Давидом Бенавидесом (28-0, 24 КО). Также украинец рассказал о своей нынешней физической форме и ответил на другие вопросы о предстоящем поединке.

— Я читал, что бой против Бенавидеса будет на PPV. Это у тебя первый бой на PPV или нет?

— Да, первый раз. Против Бетербиева была бесплатная ESPN трансляция.

— А как Бенавидес оказался в полутяжёлом весе, ведь он боксировал во втором среднем?

— Ну эти вопросы, наверное, не ко мне. Если по весу говорить, то, наверное, это к нему. Он давно уже об этом говорил, что он хочет подниматься, что ему трудно уже вписываться в рамки суперсреднего веса, но он там задерживается, насколько я понимаю, потому что они хотят сделать бой с Канело. Сейчас Канело недоступен или не желает, или не хочет, либо ещё что-то, но он боксирует, насколько я знаю, с Мунгией. Поэтому, видимо, они решили, что вместо того, чтобы ждать, пойти этим путём. И точно так же здесь есть возможность сразу автоматически стать обязательным претендентом на четыре пояса. Поэтому, я думаю, это вполне логичный шаг с их стороны.

— Насколько я знаю, ты спарринговал с Бенавидесом. Насколько это было давно?

— Это было очень давно. Это было, мне кажется, 8 лет назад. Это был 2015-2016 год. Непросто мне было. То есть, во-первых, это уже, конечно, какие-то отговорки. Я приехал с Украины — и вот это был мой первый спарринг. Было достаточно сложно. То есть, я не был функционально готов где-то, но это, наверное, моя уже теперь будет постоянная отмазка. Ну было с ним сложно. То есть он сильный боксёр.

— Сколько ты с ним отработал?

— Два спарринга всего отработали, и каждый из них где-то 4-5 раундов.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от ₮₳₭₮ł₭₳.UA ???????? (@ua.taktika)

— С того времени он сильно вырос. В чём именно, можешь ли ты сказать?

— Во-первых, он набрался уверенности. Он стал более опытный, но и я вырос с того времени. На самом деле, на тот момент, когда мы стояли (в спаррингах), он уже был чемпионом мира, а я был… Мне кажется, что я только боксировал с ребятами с отрицательным рекордом. То есть с того момента мы оба изменились, и мы посмотрим, кто к чему пришёл.

— Он такой довольно крупный. Его вес ты не знаешь?

— Откуда я знаю? Я думаю, ну точно больше, чем 90,7 кг. А сколько он там весит? Я же его не взвешивал.

— Расскажи, в каких кондициях ты сейчас, в какой форме?

— На самом деле, в неплохой форме, но сейчас я не должен быть в кондициях. Я нахожусь в тех кондициях, в которых я должен быть. То есть сейчас я занимаюсь, набираю объёмы, делаю физкультуру, какой-то “кондишининг”. Мы ходили спарринговать с разными ребятами. С Цотне Рогавой стояли и с Рамиресом. То есть я уже проводил с ними по восемь раундов. Сейчас мы сделали в плане бокса небольшой перерывчик. Побегаем, покачаемся. Я думаю, что за пару месяцев до боя уже опять вернёмся к целенаправленным спаррингам. Времени-то ещё много до боя. Если это июль, то ещё 4 месяца. То есть, по сути, пока газовать некуда.

— Твой тренер — это всё тот же Марко?

— Да, Марко Контрерас.

— Это он тебе сообщил о бое?

— Да, он.

— Не Эдди Рейносо?

— Он с ним общается, у меня даже его контакта нет.